танго

Армянские киноленты «Яблоневый сад» и «Танго нашего детства»

танго

В «Яблоневом саду» обе актрисы (Туманян и Новенц) как бы подводили итог работы в кино. Туманян поднялась до трагических высот в своей теме жертвенной чистой любви. Галя Новенц довела до логического финала тему разрушительной активности, намеченную ею ещё в фильме «Танго нашего детства», посмотреть фильмы с участием этих актрис можно на кино-портале http://the-smurfs.ru/.
До «Танго» у Новенц было тринадцать картин. Тринадцать ролей. Первая — в фильме 1964 года «Здравствуй, это я!». В одном из его эпизодов физик Артём (Армен Джигарханян) разговаривал с курдиянкой, подававшей ему обед. Весь разговор-то был всего несколько фраз, но эта курдиянка, плохо говорившая по-русски, медлительная, погружённая в собственные печальные мысли об ушедшем на фронт муже, была одной их наиболее ярких фигур всего фильма.
После этой крохотной блистательной рольки, актриса переиграла немало эпизодов, обычно построенных на откровенном использовании фактуры её выразительного лица, на её чуткой эмоциональной реакции. Стихия Новенц — эмоции. Она переполнена ими и не боится крайних, подчас противоречивых их проявлений. Пространство действия её героинь — улица, многолюдный двор, многочисленная семья. Крики, ссоры, рыдания, объяснения, споры. И ни капли наигрыша, ни капли фальши.
Но даже если ей и выпадает бессловесная, второплановая героиня, вы не сразу увидите, выделите из толпы. Её удивительный дар жить в кадре полнокровно, независимо от того, на первом она плане или нет, её внутренняя энергия, жизненная жадность, с которой она включалась в любое чувство, мгновенно овладевавшее ею, её лицо, отражающее малейшие колебания настроения, делали заметной каждую новую, даже совсем небольшую роль.
В творчестве Гали Новенц, как ни у одной из актрис, выразилось подлинно народное, национальное начало. Книжно-символическая статичность, столь часто сковывающая многие армянские ленты, так её и не коснулась, хотя ей и пришлось переиграть немало неподвижно «живописных сцен». Но ни один самый долгий план не мог погасить живого блеска глаз, не мог согнать с лица житейской озабоченности простыми, будничными, бытовыми проблемами.
С Галей Новенц на экран неизменно приходило свободное дыхание повседневной жизни. Её бесхитростные простолюдинки доверчиво открывали зрителю все тайны своего сердца, пережившего боль утраты родных, — Антарам («Наапет»); и тяготы разлуки с любимым — Нази («Здравствуй, это я!»); и трудности военных лет — Елизавета («Терпкий виноград»); и потерю дочери — мать Соны («Этот зелёный красный мир»); и горечь от ссоры семьи мужа с её родным братом — Шушан («Хозяин»); и позднюю, неожиданную любовь — Анна («Крик павлина»).
Не важно, кого играла актриса — жену героя или его возлюбленную, все её героини поддерживали своих мужчин с подлинно материнской заботливостью, были по-матерински снисходительны, стойки, надёжны. Даже скандальная Ноэм — прежде всего мать. Ради своей семьи, ради сохранения будущего достатка своих детей изживала она со свету нежеланную жену отца.
Выражаем благодарность интернет-порталу http://samuithailand.net/ за предоставленную помощь и документальные материалы, которые послужили основным материалом для написания данной статьи. Автор статьи Ашот Сумансян, актер армянского театра «АрменСтудия».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *